Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

12+

Праздники России

Учительский портал

Озерлаг и Белоруссия

Опубликовано 04.06.2012

Тайшет - это небольшой город Сибири. Сегодня местные жители с гордостью называют его местом начала знаменитого проекта «БАМ». Здесь сплетаются железнодорожные пути главных веток сибирских просторов. Но для тех, кто хоть однажды попробовал перевернуть даже несколько страниц болезненной истории сталинских репрессий, известно, что Тайшет - начало страданий сотен тысяч невинных людей.

Здесь, наряду с железнодорожными рельсами, скрещивались их судьбы в тщательно запланированном аду, которое было готово поглотить каждого человека, невзирая ни на его нацию, ни на образование, ни на вероисповедание. Именно от Тайшета начиналась та знаменитая в советской истории магистраль, а по ее краям, с частотой 5-10 километров - лагеря.  Лагпункты, или, как их называли здесь, «колонии», объединялись в отдельную лагерную систему: от Тайшета до Братска «Озерлаг», далее «Ангарлаг» и т. д. Все это кирпичики большого ГУЛАГа. Именно по этим «колониям» бродили по этапам враги «великого народа» и «великого вождя».

Там оказались многие люди, в том числе священники, с нашей земли. Некоторым из них удалось вернуться на Родину. Один из них, отец Иосиф Германович MIC, после своего освобождения напишет известную книгу «Китай - Сибирь - Москва», которая станет болезненным учебником истории ГУЛАГа, необычным, потому, что написала его рука и сердце католического священника. Другим священникам было суждено почить в местах  между лесов необъятной тайги, за тысячи километров от родной земли, родных людей и храмов. После девяностых годов в эти места на поиски своих родных, близких и земляков устремились люди из разных стран мира: Японии, Франции, Германии, стран Прибалтики и других. В зарослях, на бывших лагерных кладбищах, начали возникать памятники и кресты с надписями на разных языках. Белорусы прибыли чуть позже, так как нелегко найти на небольших кладбищах хотя бы одно точное место захоронения, которое является символом терпения десятков тысяч наших соотечественников на далекой нам земле. Озерлаг № 038, второй лагерный госпиталь, лагпункта Новочунка, 116-й километр тайшетской железной дороги. Там 11 февраля 1952 г. умирает отец Андрей Цикота. Первый белорусский марианин, основатель  Друйского монастыря и  Друйской гимназии,  доктор богословия, генерал ордена, глава католической миссии восточного обряда и директор лицея в Харбине, человек высокого интеллекта  и искренний белорус, получит в этот день печальный погребальный номер по регистрации захоронения, который  будет набросан на кусочке дощечки, что будет закреплена на колышке, вбитым в его могилу. Озерлаг, центральная больница, железнодорожная станция Топорок, возле поселка Шевченко, 50 километров от Тайшета. Там, на лагерных кладбищах, 10 декабря 1949 г. найдет покой известный священник и белорусский общественный деятель, душепастырь белорусской интеллигенции времен возрождения, писатель и переводчик, известный педагог о. Адам Станкевич. Трудно поверить, что ужасный номер над могилой станет последней точкой в истории земной судьбы этих священников. На этой неделе, 22 и 23 мая, на месте их захоронения вознеслись кресты и прозвучала молитва. В поселке Новочунка, на место захоронения отца Андрея Цикоты, пришли старшие ученики школы после занятий, учителя, представители местной власти и местные жители. На месте захоронения о. Адама Станкевича вместе с католическим священником молился православный священник, местные краеведы, что помогли отыскать этот поросшими лесом погост. Кресты сделали местные жители, которые принимали нас радушно, с искренним чувством  боли и понимания. Тут вдруг нашлось все: и техника, что дойдет в заброшенные места бывших лагерных колоний, и материал, и люди. Крест на месте захоронения отца Цикоты установили своими руками ученики старших классов школы. Здесь состоялась и интересная встреча с местным жителем, Виктором, который признался, что его настоящее имя - Викентий, он сын Адама с Жалудковскаго прихода на Гродненщине. Наивно поверив статье  из советской газеты, убегая от коллективизации, он когда-то бросился вместе с друзьями в поисках счастья и лучшей доли в Сибирь, и здесь, как говорил сам, «мучился всю жизнь». Увидев католического священника, плакал долго, как ребенок, не веря, что это правда. Присутствие этого человека у креста была так кстати, ведь он - представитель той уймы разбросанных по миру сиротских детей нашей земли и нашей Церкви. Все было бы просто: из глубины к Тебе кричу, Господи ... Вечное почивания ... Капли освященной воды ... Но на этой земле все имело совсем другой смысл - каждое слово, каждый жест. Рядом с могилой отца Цикоты - пустая площадь, на которой когда-то располагались бараки, остатков ограды и в нескольких местах огромные клубки колючей проволоки ... Кусок этой проволоки приедет на нашу Родину и обнимет крест паломников, с которым мы пакрочым году из Борисова в Будслав и в Росица. Здесь, неподалеку, осталась и проходная, которая потом стала домом для обычной сибирской семьи, сегодня в ней живет уже четвертое поколение. Рядом - вросший в  землю большой дом, в котором жил начальник этого ужасного лагеря  «лагпункта № 038». Около кладбища о. Адама Станкевича - поросшие кустарником бугорки земли, несколько подгнивших католических крестов поставленных в различных местах, остатки центральной лагерной больницы, «прославленной» болезненными воспоминаниями выживших узников. На новых освященных крестах колючая проволока, собранная с поля лагеря, та самая, на которую каждый день смотрели их глаза. Под крестом земля из  родных мест этих священников - из могилы родителей и из-под порога дома. Местные жители слушали молитву на белорусском языке молча и со слезами, благодарили нас, а мы их. И потом: «Магутны Боже ...» Через шестьдесят лет здесь снова молились за Беларусь. Нет сомнения, что страдания и смерть эти люди здесь принимали с мыслью о своей родной земле, из которой их выдрали с корнями. И эти два креста - символ страданий в ГУЛАГе не только этих священников, но и всех наших земляков, всех забытых и неизвестных, символ надежды на воскресение не только невинно замученных, но памяти и достоинство всего нашего народа. Важно, что это произошло. Важно, что упали капли освященной воды на эти места. И хорошо, что в наши дни именно из тех таежных лесов унеслись слова: «Сделай свободной, сделай счастливой страну нашу и наш народ ...»

 

о. Вячеслав Пялинок MIC, 
доктор исторических наук Юрий Гарбинский

Перевод: мой

Ссылка на статью