Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

12+

Праздники России

Учительский портал

Деревня Новочунка

Опубликовано 21.11.2014

Эта сравнительно небольшая деревенька (в 1859 году в ней насчитывалось 16 дворов, проживали 68 мужчин и 70 женщин. - С.П.) сменила на своем веку несколько названий, оставив далеко позади населённые пункты района с «двойными» наименования­ми-прозвищами, такие как Балтурино (Ондрино), Тахтамай (Филькино), Неванка (Мохначи), Выдрино (Савино), Козициномысская (Деревушка). Прежде чем стать Новочункой, она в разные годы значилась в списках населённых мест Енисейской губернии как Чунская (Каменская) деревня.

Близость воды, наличие в речной долине пригодных сельхозугодий и пастбищ для выпаса скота способ­ствовали тому, что уже спустя полвека, в 1910 поду, в Новочунке были 36 дво­ров, хлебозапасный магазин и прожи­вали 127 мужчин и 131 женщина. Ко­нечно же, главным занятием старо­жильческого населения являлось зем­леделие. Поэтому в начале 30-х го­дов прошлого столетия, когда в СССР на селе активно проводилась коллективизация,      крестьяне-единоличники объединились в колхоз «Путь Лени­на».     Тогда, как правило, в каждой де­ревне имелась своя сельхозартель, что позволяло качественно обрабаты­вать даже небольшие поля и получать неплохие урожаи зерновых. Но льви­ная доля собранной пшеницы уходи­ла в счёт обязательных хлебопоста­вок государству. Многие представите­ли старшего поколения, очевидно, по­мнят о так называемых ножницах цен: сельхозпродукция оплачивалась зна­чительно ниже, чем промышленные товары, поставляемые селянами (дос­таточно вспомнить, что бутылка гази­рованной воды, например, стоила до­роже буханки хлеба, не говоря уже о сельхозтехнике и т.д. - С.П.).

   Особую память о себе оставили «сороковые-роковые», когда вся ог­ромная страна жила и трудилась под лозунгом «Всё для фронта, всё для победы!». На фронтах Великой Отечественной войны погиб 21 житель Новочунки.

  Но демографические про­блемы и старение деревни усугубили не столько война, сколько новострой­ки послевоенных лет - первая оче­редь БАМа и строительство леспром­хоза на придорожной станции на 117- м километре, присвоившей себе старое привычное название- короткое и звучное- Ново- Чунка ( на первых порах было принято именно такое написание- С. П.)

   Некоторое время ребятишек из пристанционных поселков возили в   Новочунскую начальную и Балтуринскую семилетнюю школы - благо расстоя­ние до них незначительное. Но леспромхозовский посёлок быстро рос (Новочунский ЛПХ образован в 1949 поду. — С.П.), ощущалась острая не­хватка рабочих рук, и молодёжь из села устремилась на заработки в лес­ную отрасль.

   Так же, как и в Захаровке, сплошь де­ревянной Новочунке не повезло с по­жарами: за последние годы огнём было уничтожено много жилых постро­ек, в том числе и представляющих ис­торическую ценность. В частности, сго­рел дом Константина Селиверстовича Лесных - участника парада Победы в Москве 24 июня 1945 года. А ведь его усадьба, возведённая в 1910 году, со­стояла на учёте в Иркутском центре ис­торико-культурного наследия.

  По состоянию на 01.01.2002 г. насе­ление деревни Новочунка составляло всего двадцать человек.

   Большинство из них - пенсионеры. Видимо, через какой-нибудь десяток лет от крепкой в недалёком прошлом деревни оста­нется лишь кладбище, на котором до сих пор хоронят усопших из обеих Новочунок.

   По воспоминаниям краеведа Н.З. Рукосуева, проживавшего в 1947- 1959 годах в деревне Новочунка, это было большое село с населением в несколько сотен человек. Наиболее распространенными       фамилиями были Брюхановы (10 семей), Раковы (8), Мутовины (6), Жуковы (5), Рукосуевы (4), Полунины (2).

   Руководители - председатели колхоза и сельского Совета - часто менялись, в разные годы хозяйство возглавляли Н.Д. Дмитриев, КС. Лесных, М.Л. Хулуп, М.З. Брюханов; им помогали бригадиры полеводческих бригад К. Е. Мутовин, М. З. и М. И. Брюхановы.     Первыми оседлали «железного коня» - трактор «НАТИ- АТЗ» Тимофей Константинов, Александр Смолин, М. Г. Рукосуев, П. Е. Мутовин.

    Политику Советской  власти реализовывали Первалихина (ходила в кожаной куртке и с маузе­ром, угрожая «супротивникам» ссыл­кой на Соловки), Погодин, Ахтырцев (красный комиссар), Леонид Балаки­рев, Андрей Боровлев, Семен Баев, Семен Балашов.

    Заведующей школой-четырехлеткой более четверти века проработала Ев­докия Петровна Матюнина (в замуже­стве Балашова), оставив по себе доб­рую и благодарную память не только у учеников, но и у односельчан. Много нужных и полезных дел свершил Мина Леонтьевич Хулуп, уроженец Челюгды. Он в 1931-1939 годах добросовестно трудился в колхозе имени Будённого (деревня Челюгда), затем два года, на­кануне войны, возглавлял Ганькинский сельсовет, а в 1942-1946 подах служил в действующей армии. После демоби­лизации и возвращения на свою ма­лую родину работал на руководящих должностях в колхозе «Путь Ленина», вплоть до избрания председателем Балтуринского сельсовета (в 1964 году центр сельсовета был перенесён в Старо-Балтурино. - С.П.).

   По словам Николая Зиновьевича Pукocуeвa, жизнь на селе, несмотря на обилие по соседству лагпунктов, протекала размеренно и тихо. Лишь осенью 1947 г. Произошел случай, навсегда врезавшийся в память подростка: во время ночного объезда подлейшим образом бывшим заключённым был убит председатель колхоза Николай Дмит­риевич Дмитриев. Эти рейды регуляр­но проводились в период уборки уро­жая, чтобы предотвратить хищение овощей и зерна. И когда  Н Д. Дмитри­ев стал проверять у задержанного гражданина документы, тот пырнул его ножом в живот. Убийцу задержа­ли, но спасти жизнь председателя не удалось.

   Уже в советские времена на берегу реки, где буйно разросся боярышник и так любила купаться детвора со 120-го километра, проходили «маёв­ки» - сельские праздники с чествова­нием передовиков производства, кон­цертами художественной самодея­тельности и обильными застольями.

   Ныне пашня почти повсеместно за­росла бурьяном. А там, где в период весенне-осенних полевых работ бур­лила жизнь, - тишина и безлюдье. Ви­димо, стал не выгоден промысел хле­бороба в эпоху «демократических ре­форм». Вот и наводнили Россию, экс­портировавшую накануне Октябрьс­кой революции продукцию сельского хозяйства в европейские страны, «ножки Буша» и прочие сомнительные деликатесы.

   Что и говорить, процесс урбанизации- болезненный процесс. Особенно для тех, кого он касается непосредственно.

 

 С. К. Плющенков,

 «Чунский вестник», № 46

от 13 ноября 2014 г.